A+ A A-

Париж и Марокко в Москве. Выставка Зинаиды Серебряковой.

В эти выходные Пушкинский и Третьяковка на Крымском были переполнены почитателями живописи - заканчивались сразу две шумные выставки – авангард и «Между Востоком и Западом». Невероятный Хаим Сутин, кубизм Сони Делоне и яркие эксперименты Гончаровой – со всем этим зрителю пришлось попрощаться в воскресенье. Однако в тени этих громких прощаний в здании Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке открылась не менее интересная выставка Зинаиды Серебряковой, и ценителям искусства теперь уж точно не придется скучать!

"Девушка на балконе".1931

В целом, выставка посвящена парижскому периоду в живописи Серебряковой. Уже прославившаяся в России художница уехала во Францию в 1924 году, чтобы работать над крупным заказом. Поездка планировалась ненадолго, но вернуться назад, в закрывшийся от всех врагов СССР, у Серебряковой не получилось. До своей смерти в 1967 году художница жила в Париже, где ее творчество получило продолжение и развитие. 

"Автопортрет".1930.

Три небольших зала, несколько десятков человек и удивительная возможность оказаться внутри легкой и светлой жизни с нежной внимательностью запечатленной художницей… 

Я пришел сюда во вторник ранним днем, и люди, изучавшие картины вокруг меня были действительно влюблены в искусство. Здесь не было места звонкой богемности московской «Биеннале», да и Серебрякова, к счастью, не слишком популярна среди праздных любителей коротать досуг в музеях. Для каждого зрителя посещение этой выставки было исследованием, попыткой разобраться в чем-то важном. Я радовался такому соседству и чувствовал, что все эти люди, в общем-то, со мной заодно. А потому легко погрузился в атмосферу марокканского зала…

"Спящая обнаженная". 1927.

Серебрякова совершила две поездки в Марокко в 1928 и в начале тридцатых, откуда привезла множество картин, с поразительной тонкостью передающих дух того спрятанного от глаз европейца мира, которым так полна Северная Африка. Художница стремится постичь тайну или хотя бы отобразить ее на бумаге… Это и одинокие, задумчивые берберы: девушки, мужчины и старцы, погруженные в свою смутную, неясную мысль. Это и насыщенные светом зарисовки национальных бытовых сцен. Это же улицы Марракеша, тихо бредущие к горизонту и расплывающиеся потом в синем горячем мареве, где остаются только небо, горы и скользящие очертания пальм.  Все это и есть таинственный дух марокканской жизни, запечатленный в быстрых талантливых рисунках пастелью и темперой…

Марракеш.1932.

Через узкие окна в пространство зала смотрит грустный московский февраль. Скорбное молчание центральных улиц – их сереющая тишина. Но зал не пускает, не дает скорбной Москве проникнуть внутрь, оставляя зрителя дышать легким светом марокканской загадки. И зритель дышит. Он понимает - это чудо не вынесешь с собой наружу. Им нужно проникнуться. Остальное отступает на второй план… В этих картинах  нет, пожалуй, обилия потайных смыслов Серовского «Похищения Европы» или «Утра Стрелецкой казни» Сурикова, это искусство другого рода. Тут нужно не разгадать, а прочувствовать. И если вам это удастся, выставка, несомненно, произведет самое лучшее впечатление. 

"На пляже". 1927.

В другом зале представлены произведения ( по большей части завершенные холсты, а не наброски, типичные для Марокканской серии), которые были написаны Серебряковой в Европе. И если натюрморты оказались мне не близки, то картины «На пляже» и «Катя у окна» заставляли меня подолгу вглядываться в каждый плотный мазок и неоднократно возвращаться к ним. Парижская живопись Зинаиды Серебряковой наполнена внимательным интересом  к повседневности. Мы не найдем в ее полотнах общественно значимых, громких или помпезных событий. Здесь не окажется также ни героев, ни властителей дум.  Художницу волнует совсем другое – улыбчивая продавщица зелени, строгая задумчивая булочница, погруженный в чтение сын Александр и смотрящая в распахнутое солнечное море Екатерина. Такая вот красивая, радостная и очень личная история тихой жизни рассказана в портретах, пейзажах, натюрмортах и этюдах Серебряковой и, на мой взгляд, именно это является центральной темой всего ее творчества. 

"Булочница".1927.

В последнем зале можно посмотреть получасовой фильм о Зинаиде Серебряковой, в котором вам расскажут обо всех многочисленных тяготах, которые пришлось пережить ей и ее семье. Интересно заметить, что Серебрякова никак не отражала в своих работах печали своей реальной жизни. Тут уместно вспомнить ее мысль: «Искусство - это обязательно поиск прекрасного. Зачем же я буду показывать в человеке что-то уродливое, злое? Мне гораздо интереснее то доброе и красивое, что в нем заложено» Я думаю, что, изображая жизнь, Серебрякова точно также хотела отобразить все доброе и красивое, что в ней есть…

"Портрет сына Прокофьева Святослава".1927.

Также здесь можно увидеть работы детей Зинаиды Серебряковой, Александра и Екатерины, но они показались мне куда менее интересными… Выставка будет работать до 30-того марта, и посетить ее, несомненно, стоит. Особенно, учитывая тот факт, что многие из представленных картин впервые привезены из Парижа, и неизвестно, когда они окажутся в Москве в следующий раз.

 

 

Оставить комментарий

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Наверх

Яндекс.Метрика